Каталог советских пластинок
Виртуальная клавиатура
Форматирование текста
Наверх
English
Авторизация
Изображение
MEL CO 0797
1986, дата записи: 1938
melodist / 2021-07-09 18:58:12
1 Мне грустно без тебя
Александр Цфасман, Михаил Фрумкин, Михаил Ланцман, Олег Хведкевич (Александр Цфасман) 03:04
2 Танго
Михаил Ланцман, Давид Дорман (Давид Дорман) 02:42
3 У водопада
Александр Цфасман, Олег Хведкевич (Александр Цфасман, Сэмми Файн) 02:21
4 Утро и вечер
Яков Скоморовский, Илья Жак (Матвей Блантер, Илья Жак) 02:59
5 Концертная румба
Яков Скоморовский, Джаз-оркестр п/у Якова Скоморовского (Яков Скоморовский, Илья Жак) 02:36
6 Клавдия
Николай Луковихин, Александр Скоморовский (Роберт Кэтчер, Яков Скоморовский) 02:05
7 Вальс для саксофона
Владимир Костылев, Джаз-оркестр п/у Александра Варламова (Михаил Петренко) 02:18
8 Этюд
Владимир Костылев, Государственный джаз-оркестр СССР п/у Виктора Кнушевицкого (Михаил Петренко) 02:26
9 Блюз
Владимир Сафонов, Государственный джаз-оркестр СССР п/у Виктора Кнушевицкого (Дональд Линдли, Виктор Кнушевицкий) 03:03
10 Венский каприс
Владимир Сафонов, Государственный джаз-оркестр СССР п/у Виктора Кнушевицкого (Фриц Крейслер, Виктор Кнушевицкий) 03:07
11 Караван
Владимир Сафонов, Владимир Костылев, Государственный джаз-оркестр СССР п/у Виктора Кнушевицкого (Дюк Эллингтон, Хуан Тизол, Виктор Кнушевицкий) 03:01
12 Доброй ночи
Матвей Раппопорт, Леонид Хохлов, Лаци Олах (Уолтер Дональдсон, Матвей Раппопорт) 02:25
13 Вальс
Алексей Семёнов, Ленинградский джаз-оркестр (Исаак Дунаевский, Алексей Семёнов) 02:16
14 Рубенола
Афанасий Мунтян, Михаил Воловац (Руди Видефт) 02:53
15 Дойна
Афанасий Мунтян, Джаз-оркестр п/у Леонида Утёсова (Афанасий Мунтян) 02:46



Текст с конверта грампластинки 1986 г.



У нас очень полюбили джаз, полюбили какой-то запоздалой, нервною любовью», – писали И. Ильф и Е. Петров в одном из фельетонов 1934 года. Признание сатириков соответствовало действительности: в ту тору джаз распространялся с огромной быстротой, вытесняя все бытовавшие до него виды легкой музыки. Начав с концертной эстрады, он получил постоянную прописку в фойе кинотеатров, в ресторанах, парках, Домах культуры, цирках, гостиницах и даже на пляжах.

Тон задавали ведущие коллективы, которыми руководили Александр Цфасман, Леонид Утёсов, Яков Скоморовский, Александр Варламов и другие. Эти ансамбли вырастили первых джазовых солистов-инструменталистов, которые на практике овладевали новым видом музыкального искусства, отличающегося острой ритмикой, синкопированностью, необычной красочностью звучания.

Уже в начале 30-х годов, как писал музыковед А. Баташёв, «перед советскими джазовыми музыкантами встал ряд проблем, без решения которых невозможно было двигаться дальше... Наиболее актуальной задачей было в то время овладение мастерством исполнения джазовой музыки. Без умения строить элементарные джазовые фразы не могло быть и речи об искусстве импровизации. Нужно было добиться ритмической непрерывности в групповой и сольной игре, научить (и это оказалось труднее всего!) ансамбль музыкантов, перед которыми лежат джазовые ноты, где «все написано», заиграть настоящий джаз».

На решение этих задач и были направлены усилия лучших джазовых инструменталистов, талант которых раскрылся в 30-е годы. Солисты джаза дали в ту пору немало прекрасных музыкальных образцов, отмеченных печатью неповторимости, исток которой – в яркой индивидуальности самих музыкантов.

Медленный фокстрот «Мне грустно без тебя» записан 28 июля 1938 года группой солистов джаз-оркестра под управлением Александра Цфасмана — Михаилом Фрумкиным (труба), Михаилом Ланцманом (альт-саксофон), Александром Цфасманом (фортепиано), Олегом Хведкевичем (ударные).

Еще учась в Московской консерватории по классу трубы педагога М. Адамова, Михаил Фрумкин играл в оркестре кинотеатра «Колосс», которым руководил Д. Блок. В 1929 году Фрумкина приняли по конкурсу в духовой оркестр радиокомитета, затем в течение ряда лет он работал в джазовых ансамблях при кинотеатрах и в ресторанах. В 1933 году его пригласил в свой коллектив А. Цфасман, где Фрумкин занял положение солиста. В дальнейшем был в Государственном джазе СССР, в джаз-оркестре РСФСР, а в 50-х годах организовал свой джаз-ансамбль, в котором играли будущие композиторы Ян Френкель, Борис Фиготин, Евгений Рохлин.

Танго Давида Дормана саксофонист Михаил Ланцман записал вместе с автором 24 января 1940 года. Михаил Ланцман начинал в небольших джазовых ансамблях. В 1936 году он становится солистом джаз-оркестра под управлением Александра Цфасмана, где постоянно совершенствует свое мастерство. «Помню, приезжал к нам голландский джаз «Фабиан», — рассказывает А.В. Варламов. — Альтист Михаил Ланцман договорился с руководителем и бесплатно выступал с оркестром в течение гастролей. Он специально стал играть партию третьего саксофона, чтобы в процессе игры «внутри» группы научиться тем специфическим инструментальным приемам, которые нашим музыкантам особенно трудно давались». В послевоенные годы Ланцман — солист эстрадного оркестра Всесоюзного радио, с которым записал на пластинки ряд инструментальных пьес.

Давид Дорман в 20-х годах был пианистом-иллюстратором немого кино, отлично усвоившим стиль регтайма. В начале 30-х годов он становится аранжировщиком и пианистом Tea-джаза Бориса Ренского, а в конце того же десятилетия организовывает свой джаз, работавший в московских кинотеатрах «Художественный», «Динамо» и других.

Фокстрот С. Файна «У водопада» в своей обработке выдающийся пианист Александр Цфасман записал с Олегом Хведкевичем 23 декабря 1938 года. Будучи учеником музыкальной школы, Хведкевич «заболел джазом» и поступил в самодеятельный джазовый коллектив, созданный при Центральном парке культуры и отдыха. Здесь его игру услышал профессор М. Табаков, посоветовавший продолжить образование в музыкальном техникуме имени Гнесиных. Студента гнесинского техникума приглашает в свою знаменитую «семерку» Александр Варламов. Затем Олег Хведкевич играет в джазе Александра Цфасмана, а с 1945 года в течение 15 лет — Леонида Утёсова. Солировал на ударных инструментах, маримбе и ксилофоне. В 1959 году он стал лауреатом Второго всероссийского конкурса артистов эстрады.

Яков Скоморовский, трубу которого называли «золотой», исполнил для пластинок пьесу М. Блантера «Утро и вечер» и «Концертную румбу» собственного сочинения (обработки И. Жака) в Ленинграде в июне — июле 1937 года. Окончив Петербургскую консерваторию, музыкант был принят в симфонический оркестр лейб-гвардии Волынского полка. В 20-е годы он — солист Ленинградского малого оперного театра. Вместе с Леонидом Утёсовым в 1928 году приступил к созданию Теа-джаза, где работал почти два года. В 1931 году организует свой джаз-оркестр, в репертуаре которого инструментальная музыка заняла преобладающее место.

Замечательный пианист и композитор Илья Жак долгие годы сотрудничал с Яковом Скоморовским, являясь единственным аранжировщиком его ансамбля.

Фокстрот Кетчера «Клавдия» в обработке Ал. Скоморовского солист Всесоюзного радиокомитета Николай Луковихин записал 19 декабря 1939 года. Партию фортепиано исполнил пианист и композитор Александр Скоморовский, начинавший как иллюстратор немого кино, а затем работавший в различных джазовых коллективах. Во второй половине 30-х годов он организовал джаз-ансамбль, который выступал в ленинградских кинотеатрах.

Две пьесы Михаила Петренко «Вальс для саксофона» (28 января 1938 г.) и «Этюд» (23 апреля 1939 г.) исполнил Владимир Костылев, с блеском сыгравший на Всесоюзном конкурсе инструменталистов Концерт для саксофона А. Глазунова и получивший I премию и звание лауреата. В 30-х годах Костылев работал в Tea-джазе Бориса Ренского, в ансамбле Александра Цфасмана, а с 1938 года в Государственном джазе СССР, где он возглавил саксофоновую секцию.

Инструментальную пьесу Дональда Линдлея, носящую название «Блюз», Владимир Сафонов в сопровождении группы музыкантов Государственного джаза СССР под управлением Виктора Кнушевицкого сыграл 23 апреля 1939 года. Музыкальное образование Сафонов получил в Баку. В начале 30-х годов работал в симфоническом оркестре, затем в джазовых ансамблях московских ресторанов и Железнодорожном джазе под управлением братьев Покрасс. В Государственном джазе СССР он возглавил группу труб. Его игру высоко оценил Д. Д. Шостакович, а руководитель оркестра назвал Сафонова «замечательным музыкантом». «Исполнительских трудностей», — говорил Виктор Николаевич, — для него не существовало — он все мог сыграть».

В исполнении В. Сафонова в программу диска включена также пьеса Фрица Крейслера «Венский каприс» (21 мая 1939 г.) и популярное произведение Хуана Тизола «Караван» (30 мая 1939 г.) в обработках В. Кнушевицкого. Соло кларнета в последней записи — Владимир Костылев.

Известная мелодия в переложении для фортепианного дуэта и ударных «Доброй ночи» записана пианистами Матвеем Раппопортом, Леонидом Хохловым и ударником Лаци Олахом 2 февраля 1939 года. Раппопорт и Хохлов часто выступали на эстраде, записали две пластинки, играли в джаз-оркестрах под управлением Давида Дормана и Семена Самойлова.

Лаци Олах приехал в нашу страну в 1935 году с чехословацким джазом Антонина Циглера. Его мастерство восторженно оценил один из корифеев советского джаза Георгий Ландсберг, писавший, что Лаци Олах обладает «прекрасным чувством ритма и совершенно феноменальной техникой (в особенности это касается правой руки) и рядом побочных особенностей актерско-хореографического характера, делающих из него одного прекрасный эстрадный номер. У него даже лучшие наши ударники могут поучиться». В 1939 году Олах становится музыкантом джаза Всесоюзного радиокомитета. В послевоенные годы он организовал свой джазовый ансамбль.

«Вальс» Исаака Дунаевского из кинофильма «Волга-Волга» в аранжировке А. Семёнова выездная бригада московского Дома звукозаписи записала в Большом зале Ленинградской филармонии 18 марта 1938 года. Коллективом под управлением Алексея Семёнова на этот раз дирижировал автор, назвавший ансамбль «лучшим джаз-оркестром Ленинграда». Алексей Семёнов начал свою профессиональную деятельность в годы обучения в Ленинградской консерватории (класс трубы профессора А. Павлова), когда его зачислили в сценический оркестр Ленинградского театра оперы и балета. Но любовь к джазу привела молодого трубача сначала к Г. Ландсбергу в его ансамбль «Astoria Kids», а позже и к Л. Утёсову, среди музыкантов которого Семёнов прошел хорошую школу. В 1937 году по инициативе И. Дунаевского Семёнов создает коллектив, названный Ленинградским джаз-оркестром, успешно выступавший на эстраде вплоть до 1945 года.

Соло на альт-саксофоне в «Вальсе» — Борис Гаврилов.

Фокстрот Руди Видефта «Рубенола» Афанасий Мунтян исполнил с пианистом Михаилом Воловацем, композитором и одним из талантливых аранжировщиков джаза Леонида Утёсова, 12 августа 1940 года, а инструментальную пьесу на тему родной ему молдавской мелодии «Дойна» в сопровождении утесовского коллектива — несколькими днями раньше, 31 июля.

В «Рубеноле» Мунтян играет на альт-саксофоне, в «Дойне» — на кларнете, инструменте, которым он владел виртуозно. Безукоризненный в техническом отношении музыкант, Афанасий Георгиевич всю свою сознательную жизнь посвятил джазу.

Глеб Скороходов

При составлении программы были использованы пластинки и матрицы, хранящиеся в Государственном архиве звукозаписей, а также в коллекции В. Марковского из Винницы, которым редакция «Мелодии» выражает благодарность.

винил М60 47409 005
melodist / 2021-07-09 18:58:43 / Редакция № 2: 2021-07-10 11:51:18
 
Комментарий
Изображение
jpg, png, gif, pdf, djv
  URL или
  локальный файл
  подсказка