Каталог советских пластинок
Виртуальная клавиатура
Форматирование текста
Наверх
English
Авторизация
Изображение
3
С40-07679-80
1976
admin / 2012-08-28 07:32:49 / Редакция № 2: 2013-09-08 14:49:38
ИзображениеСторона 1. Стихи
Питер Бейгель-старший (поэма)
Поэт
Конец авантюризма
Сию же минуту проверить веками
Что значит "мещанин"
Страх познания
Как это сделано?
Подземелья
Глупцы, пускаясь в авантюру

Сторона 2. Песни
Адриатика
Шарманщик
Следы
Горизонт
Ехал солдат лесом
За цыганами
admin / 2012-08-28 07:32:49 / Редакция № 2: 2018-07-06 16:46:12
ИзображениеС40 07679-80
МАТВЕЕВА Новелла. Стихи и песни

1 сторона. Стихи
01. Питер Брейгель-старший (поэма)
02. Поэт
03. Конец авантюризма
04. Сию же минуту проверить веками
05. Что значит «мещанин»
06. Страх познания
07. Как это сделано?
08. Подземелья
09. Глупцы, пускаясь в авантюру
Читает автор

2 сторона. Песни
10. Адриатика
11. Шарманщик
12. Следы
13. Горизонт
14. Ехал солдат лесом
15. За цыганами

Музыка и стихи Н.Матвеевой. Исполняет автор
Alder / 2013-01-04 13:19:10 / Редакция № 2: 2018-07-06 16:47:00
Изображение
Alder / 2013-01-04 13:19:10
Изображение
admin / 2013-05-11 08:02:57
Изображение
melodist / 2014-10-02 02:11:59
ИзображениеАпрелевский ордена Ленани завод грампластинок
© «Мелодия», 1980
Ander / 2015-03-22 17:57:59
ИзображениеАпрелевский ордена Ленани завод грампластинок
© «Мелодия», 1980

Обратная сторона обложки
Ander / 2015-03-22 17:58:26
ИзображениеАпрелевский ордена Ленани завод грампластинок
ГОСТ 5289-73. Сторона 1

От предыдущих яблок отличается шрифтом списка песен
Ander / 2015-03-22 17:59:09
ИзображениеЭкспортное издание.
2010collector2010 / 2016-12-02 13:41:59
Изображение
2010collector2010 / 2016-12-02 13:42:05
ИзображениеАпрелевский завод,
ГОСТ 1973,
сторона 1
lefff5 / 2018-05-22 23:41:37
ИзображениеЛенинградский завод,
ГОСТ 1973,
сторона 1
lefff5 / 2018-05-22 23:43:44
ИзображениеЛенинградский завод,
ГОСТ 1973,
сторона 2
lefff5 / 2018-05-22 23:44:00
ИзображениеЛенинградский завод,
1978
lefff5 / 2018-05-22 23:44:52
ИзображениеЛЗГ
mvaleryi / 2018-07-06 12:19:45
ИзображениеПервая пластинка Новеллы Николаевны Матвеевой была рекомендована к изданию в 1963 году такими взыскательными художниками слона, как Маршак и Чуковский. С тех нор многие ее стихи и песни прозвучали в кинофильмах, спектаклях, с эстрады, по радио и в телепостановках.
Стихотворения Матвеевой составили сборники «Лирика» (1961), «Кораблик» (1963), «Избранная лирика» (1964), «Душа вещей» (1966), «Ласточкина школа* (I973). Широкую аудиторию, и прежде всего рабочую и студенческую молодежь, стихи и песни Матвеевой привлекают высокой романтичностью, сказочностью, музыкальностью. Профессиональные критики отмечают в них смелую .метафоричность, причудливое переплетение символики с наморенной прозаичностью, афористичностью, особо подчеркивая жажду полноты и яркости бытия.
Последние стихи Матвеевой, в том числе и вошедшие в эту, третью пластинку, свидетельствуют о все более активном, действенном начале ее поэзии, они показывают, что Матвеева не только «одушевляет ветры, чувствует одиночество ночных пустырей, следит за плаваньем домов-кораблей», но что поэт ведет неустанный бой против элементарности чувств, духовной глухоты и умственной лени.
Смысл истинной поэзии в действенном служении народу, в утверждении ого идеалов и правды. Эту важнейшую традицию русской классической и советской литературы Матвеева защищает с непримиримой резкостью. С несколько неожиданной для ее поэзии запальчивостью она выступает против всевозможных имитаций творчества, против бескрылого, оппеател ьного в и рш е i [детства: Что значит «отразил»? Скажите, бога ради! Поэт не озеро в кувшинковых заплатках: Он — боль и ненависть, надежда и прогноз ... II человечество с поэтом на запятках Подобно армии со знаменосцем сзади II с барабанщиком, отправленным в обоз.
Свои стихи Матвеева читает очень просто. Декламационная выразительность чужда ее человеческому и поэтическому характеру. 'Ее чтение придаст стихам особую достоверность, серьезность и убедительность, показывает, насколько доверяет она уму и чувству своего читателя и слушателя, и вместе с тем, как важно для нее, чтобы произошло пепрп-выкаемое чудо взаимопонимания.
Еще более важна для полного восприятия ее произведений авторская интерпретация несен, где особенно нераздельно выступает не только слово и мысль, по чувство и музыкальная пнтопаппя.
О насущной необходимости донести до слушателя авторскую интонацию (что так настоятельно еще в середине 20-х годов утверждал Маяковский) говорит Матвеева в заметке «От автора», содержащей интересные наблюдения и написанной специально по просьбе Всесоюзной студии грамзаписи.
Лев Шилов

* * *
От автора. Иногда говорят, будто я «исполняю свои стихи под гитару». Мне же кажется, что под гитару я исполняю все-таки песни, а не стихи. Тем более, что я вообще очень резко отделяю стихи от песен.
Это станет ясным, стоит лишь сравнить любую из моих иесеп с почти любым из моих же. стихотворений. К примеру, песню «Рыжая девочка» со стихотворением «Что значит «мещанин»... Веда его никак не споешь! Во всяком случае— в моей системе.
Откуда же это выражение: «Стихи под гитару»? Может быть. таким: образом утверждается главенство слов над мелодией? Может быть, чтобы уравнять в правах своп слова и мели-дню, надо быть непременно композитором-профессионалом? Но при таком взгляде пришлось бы отрицать очевидное: стариннейшую, всеевропейскую, прочно существующую «менестрсчьскую» песню. Ту как раз песню, мелодия которой не может быть хуже пли лучше слов, ибо слова и музыка в ней неразрывны. Недаром и возникают они чаще всего одновременно.
Не смея судить о качестве своих песен, попробую объяснить, в чем особенность песенного жанра для меня. Песня у меня потому и песня, что уЖе с самого начала имеет свою мелодию, которая, как правило, является мне даже раньше слов. Иногда — па целые годы. Одновременное сочинение слов и музыки тоже случается. Бывает и так, что сначала стихи, а музыка — после. Но этот (последний) способ в моей практике самый редкий.
Вообще же слова моих печен без мелодпй немыслпмы. Песенные слова для меня лишь выводы из музыки. Знаю, что многие из моих же сюжетов так н остались бы мне неизвестны, не будь музыки, которая их вызвала. Вот, кстати. и доказательство, почему это сита именно несен, а не стихов, Сочинять поспп я начала еще В детстве, в конце войны. То есть задолго до массового возрождения авторской, «мене етрельской» песня. II уж точно — задолго до того, как я могла о ней что-то узнать.
Тогда-то, прочитав «Давным-давно» Александра Гладкова, я подобрала к песням этой замечательной пьесы своп первые мелодии.
Особенно легко музыка являлась мне среди чтения. Мне правилось импровизировать па готовую, редкую, сильно волнующую фабулу. Я очень любила Ростана. Когда Спрано де Бержерак в осажденном лагере попросил музыканта Берт-ранду сыграть на флейте, и Бертрапду заиграл: «Песенка, песня моя позабытая», — я не могла не вообразить себе тут же всю мелодию — от начала и до коптит. То есть я попутно сочинила ее, но с таким чувством, будто не столько сочиняю, сколько сама слушаю.
Таким образом, если теперь я пишу слова па мелодию, то вначале мне приходила псе же мелодия на слова. Притом еще п не па своп: какими должны быть свои — я и после долго не знала. Поэтому мой способ но мог быть сразу таким, каким стал со временем.
Помнится, в те же дни я внушила себе мысль, будто не сочиняю, а как бы сочиняю. Идея прямого композиторства казалась мне. видимо, слишком дерзкой. Так, несколько лет спустя после игры Бертрапду па флейте, собралась у меня целая незримая рукопись «как' если бы сочиненных» песен. В число их вошли будущие «Заклинательница», «Кораблик». «Бездомный домовой»... Некоторые другие песни я как бы сложила к одному как1 бы роману под названием «Черный Боб». Очень авантюрному и насквозь приключенческому. К примеру, нынешняя «Звездочка» была тогда песней странствующих актеров, ночующих иод мостом. К «Черному Бобу» также были написаны нынешние «Танцуем танец», «Индейская песня», «Миссури» (слова которой, в виде исключения, остались такими же, как вначале). Я отдаю себе полныii отчет в неравноценности своих мелодий. Например, музыка «Дорожной» не кажется мне слишком оригинальной. Хотя, конечно, я и не заимствовала ее нигде. «Девушка из харчевни» написана главным образом ради слов. Мелодия же ее есть откровенная стилизация известных шотландских песен. Зато «Горизонт», «Цыганка», «Ах, как долго едем», «Спиес море» и другие меня вполне устраивают. Так как вообще моя ставка—на мелодическую независимость.
Слушатели подарили меня споим любезным вниманием, а «дареному конго в зубы не смотрят». И все же осмелюсь привести некоторые возражения на отдельные виды слушательских толкований.
Существуют цените mi больших голосов, превыше всего ставящие силу звука. Пет смысла указывать "а мощные совпе-мечпые усилители тем. кому громкость нужна даже не как таковая, а как1 черта певческого характера. По, пожалуй, еще меньше понимания обнаруживает другой слушатель. Тот. который в самой негром кости голоса (свойстве ведь иной раз только физическом!) находит шмгечеопаомыи источник умиляющего его душу лиризма. Для него «негромко»— уже значит «лирично», а «лирично» — значит «сентиментально». И все ото — глубокое заблуждение. Герои м о и х песен романтик. В как раз того типа, которому лиричность во многих случаях противопоказана. !i сожалению, я не всегда могу доказать это голосом: ведь авторское исполнение полно своих превратностей, так же как актерское — своих.
Поэтому больше всего м"е приходится ценить слушателя, которому не только исполнение, но п сама песня слышна. В силу чего он "иногда не откроет в ней некую романтическую. .. теплоту! Вещь, не возможную, думается, пп в природе, пи в искусстве.
Новелла Матвеева
mvaleryi / 2018-07-06 12:20:10
 
Комментарий
Изображение
jpg, png, gif, pdf, djv
  URL или
  локальный файл
  подсказка